Kif

Мои 500 книг, № 18 «Суринам» Олег Радзинский... Не Пипой единой

Со времен Шишкина не хвалила с таким воодушевлением. Заполняю пустоту, ибо книга пролетела за 1,5 дня и оставила ощущение недочитанности. Кажется, что между строк пропустился единорог и хочется пойти его искать.

В оправдание скажу, что примеряя новую концепцию "ничего от мира не ждать", старалась сбить с себя восторги и заниматься построчным цинизмом. Ха, прекрасная, образованная и обеспеченная креолка с маленькой грудью, большими глазами и копной волос... кудряво мечтаем. Мужики, они такие мужики. Радостно вспоминался мистер Гришковец, который профессией для своей дамы сердца \ хрупкого цветочка \ выбрал туризм. Чувак просто не видел настоящего менеджера по туризму, мы из кого угодно душу выбьем.

Но Радзинский меня приятно и по-крупному удивил. Несколько раз. Это круто, я считаю. И отдельное ему спасибо за то, что обозвал Кастанеду - Коэльо для хипстеров. Полкниги потом гаденько подсмеивалась по этому поводу. И за шаманов спасибо, 2015 - год шаманов для меня, что-то должно случиться.

Из общего стройного ряда слегка топорщилось тяжелое советское прошлое главного героя. Как-то оно не вписывалось ни в американскую, ни в суринамскую действительность. Не совсем поняла, к чему ему этот опыт… и нужен ли.

Ну и ничего не объясняющий кусочек:
«Дом был без лифта, и лестница пахла всеми квартирами сразу. Напротив Антона жил сумасшедший старик-поляк; когда к Антону приходили гости, он открывал дверь и мочился наружу. Ночью дед ходил по этажам и разговаривал с призраками, «населявшими его одиночество. Призраки сидели на перилах, матово светились и скучали. Старик им надоел, и они ждали, когда он умрёт»
  • Current Music
    Янка Дягилева – Ангедония
Бьорк

Бег. 2.0

Были какие-то незыблемые вещи вроде «я умею бегать», но приходится расставаться и с ними. Видимо, главная вещь, которую я должна усвоить за этот год – это то, что я ничего не умею. Перестать по этому поводу ныть и привыкнуть к состоянию вечного новичка.

И дело вовсе не в неуверенности в себе, я реально не умею бегать правильно. Т.е. мое двухлетнее перебирание ножками в любую погоду в парке ни к чему особенному меня не привели. Нет, вру, я, конечно, пробежала 10-километровый марафон, но лучше бы я этого не делала, поскольку повторить свою десятку я не могу. Рванула раньше времени и сорвалась. После марафона (т.е. вот уже целый год!) по привычке бегаю километров 5-6, но состояния легкого и приятного бега, ради которого все это затевалось, добиться не могу.

Collapse )
Бьорк

Мои 500 книг, № 17 "Щегол” Донны Тартт

Прочла новую Тартт... и следом - статью про то, что одна из американских книжных сетей обещает возвращать деньги недовольным новой книгой-продолжением "Убить пересмешника" Харпер Ли... Эти два события как-то наложились одно на другое. Возмущенно требовать деньги за Тартт я, конечно, не призываю, она хороша, но прежних восторгов не вызвала, так что я согласна на компенсацию... м.б. шутку какую-нибудь, темку для вопроса ЧГК, ну или просто сочное описание Нью-Йорка :)

Нервная система книги - история мальчика и его картины с изображением хрупкой птички - тонкая и чуткая, как хребет этого самого Щегла. Тут претензий нет: интересная история, которую хочется раскрутить побыстрей. Получается, это ее фирменный стиль, что весьма круто, я считаю... Также, как не круто то, что фирменным стилем Перес-Реверте является великолепная завязка и отвратительно банальная, скомканная концовка. Спешить не надо, товарищ.

Но на этот несчастный хребет так много всего "навешано", что он вот-вот переломится \ а, возможно, в некоторых главах и ломался \ под грузом любимых ею описаний, подробностей и самокопаний. Тарт - она, как вредная деспотичная училка с линейкой, не позволяет читателю ничего додумать\домыслить самостоятельно, описывая с маниакальными подробностями каждый интерьер, каждую улицу. Странно, что к книге не приложены образцы обоев или флакончики с запахами съедаемых блюд.

В такой же степени, как мне понравились университетские и древнегреческие байки из ее "Тайной истории", мне не понравилась русская тема в романе (ну, или польская). Мне сразу замерещился "Заводной апельсин". Возможно, русским сленгом, водкой с селедкой и непостижимой душой восхищаются сейчас какие-нибудь греки (надеюсь, древние), которые аккуратно переписывают интересные моменты к себе в блокнотик, тайно радуются, что наконец-то что-то не про Грецию). Но мне тут сплошной бородатый анекдот.

Вот.
  • Current Music
    David Bowie – Space Oddity
Бьорк

Полголовы яд, полголовы свет: мебельных дел немастер

Опытным путем выяснилось, что выбрать жилье – это полдела, еще его нужно оформить и обставить. В этом году мне везет: я уже второй раз въезжаю в голые стены, так что скоро настрадаю на диплом дизайнера интерьера.

Первая Муинешная квартирка принадлежала мне всего два месяца и туда, с легким сердцем, закупалось «все зелененькое». Самым дорогим из моих въетнамских приобретений стала газовая плитка. Размялась, так сказать.

Сейчас проблема несколько глобальнее. Мне достались белые стены, темно-синие двери и немного серо-бежевой кухонной утвари \ плитки. Так что, вариант «все зелененькое» не подошел.

033

Collapse )
Бьорк

Выборы, выборы. Кандидаты

Если я и перекати-пОлила, то всегда возвращалась в один дом на улице Симонова в Москве, однако, этой весной все вдруг взяло и поменялось. Нужно было «срочно» искать квартиру… в Праге.


Бродячий образ жизни приучил меня к съемным квартирам, но вот выбирать свое жилье – это оказалось совсем не по зубам, и, если бы, не мега-помощь Димы Иванченко \ а чаще –волшебные пинки от него \ чую, я бы до сих пор выбирала между синенькой и красненькой.


У меня был определенный бюджет и стойкое желание жить поближе к центру. Осложнялось все тем, что опыта покупки жилья у меня не было, поэтому, в голове — гулко и пусто, критерии отбора были весьма туманными.

Collapse )
Бьорк

Ныть

Мозельская, доктор?
— Нет это моя, утренняя.


alice

Девочку поймали на крючок и вырвали из воды… По всем фронтам состояние первого самостоятельного вдоха, но не счастливого новорожденного, а с выпученными глазами и мыслями: «какого хрена, у меня же жабры?!». Внешне жизнь, кажется, не изменилась, даже неожиданно стала комфортнее, но внутри оборвалась какая-то нитка, изрядно потрепанная за мою кочевую жизнь, но все-таки связывающая меня с домом. Теперь его просто не существует. Возможно, если сильно оттолкнуться, смогу улететь в космос.

Collapse )
Бьорк

В копилку одержимостей \ своих и чужих

Пару веков назад жила-была итальянка Лина Кавальери – оперная певица и эталонная красавица, возлюбленная русского князя и жена американского миллионера. Будучи на мели, согласилась она позировать для открыток – их коллекционирование на рубеже столетий было одной из самых безобидных человеческих одержимостей.


MNODKfHhz70


Спустя десятилетия одна из таких открыток попала в руки итальянского мальчишки Пьеро Форназетти. Он занемог. Ее глаза, нос, рот, волосы стали преследовать маленького Пьеро – единственным спасеньем стало рисование. За свою долгую жизнь известный миланский художник и дизайнер написал тысячи вариаций на тему любимого лица.

Collapse )
Дрю

Вьетнам. Ключи от моих дверей

Вьетнам - сложная страна, родина наглых победителей, она не пытается понравиться. Над чужаками здесь посмеиваются, но, вместе с тем, в беде не оставят. Здесь многое раздражает - больше всего - хаотичное движение транспорта, вечный шум и сутолока на улицах... иногда так устаешь, что хочется встать где-нибудь в Сайгоне прямо посреди оживленного перекрестка и завопить: "ну остановитесь хоть на минуту"... в такие моменты помогает бегство в сильно кондиционированное и малолюдное городское кафе, ну, или, поездка на пару-тройку дней в соседний упорядоченный и бесшумный Бангкок. Расстраивают \ иногда до слез \ денежные отношения aka если ты белый, тебе любой товар и услугу продадут вдвое (если повезло) выше реальной цены. Не нравится - не бери, т.е. торговаться с ними бесполезно (практически).

Остается вопрос - зачем я сюда прилетела в третий раз?! Ответить сложно, из-за чувства недосказанности, в прошлый раз мы не договорили, оборвали на полуслове и я сбежала. Приехала за вторым шансом, что и случилось в необычно щедром для этих мест размере.

К каждой стране нужно подбирать ключи. Нет, бывает так, что приехал и полюбил раз и навсегда, а вот что делать, если "фу, сюда я больше не ездок", обычно на этом заканчиваются всякие отношения. А сейчас не закончились, я сделала над собой усилие - забыла все, что у нас не получилось и посмотрела на Вьетнам еще раз широко открытыми глазами новичка. Оказалась в нужно месте и в самое подходящее время.



Мой новый Вьетнам соткан из утренних пробежек по пляжу в прекрасной компании, длительных поездок с ветерком на байке вглубь страны, йога-будней и ночных винных разговоров, новых необычных блюд на завтрак-обед-ужин из неопознанных продуктов (с обязательной молитвой: "боже, пусть это будут овощи"), неизбежной сиесты, кокосов (моя новая любовь раз и навсегда!), красных флагов и желтых звезд, конусообразных шляп, караоке, сумасшедших краскок, изобилия свежайших овощей и экзотических фруктов и природных & рукотворных красот на любой самый изысканный вкус, аж фотоаппарат опускается, хочется просто смотреть, впитывать и дышать.Collapse )
Бьорк

ВьетнаМолка. Село Муине и его обитатели

От моего более чем 2-х месячного пребывания во Вьетнаме ничего не осталось, поэтому пора раскошеливаться на мысли \ чувства. Начну с бытописания. Прописана я была в курортном поселке рядом с городом Фантьет (Phan thiet), что на юге Вьетнама в 4-5-6 (и так до бесконечности) часах езды от Хо Ши Мина (он же Сайгон).

Наша деревня Муине и ее жители очень похожи на традиционный вьетнамский кофе - ибо делятся на три основных сословия: вьетнамцы, экспаты (local) и туристы (преимущественно, наши соотечественники). Про туристов, скажу только, что они бедные-несчастные отдыхающие... некоторые почему-то боятся выходить за территорию своих отелей, любят ездить экскурсионными автобусами, а местные жители их радостно и бессовестно разводят на деньги, продавая фрукты, сувениры и услуги втридорога.

Наиболее интересный слой так называемых локалов - т.е. понаехавших во Вьетнам на более-менее длительный срок иностранцев, некоторые из которых прилетают на зимовку, открывают кайт-, серф-, йога-школы, салоны красоты, рестораны, магазины и т.д. У них особые отношения с местными жителями (не скажу, что очень теплые, но все же), удивительно, что одной фразой - "я местный", иногда можно сбить цену на рынке или в ларечке по продаже кукурузы вдвое. Проверено на себе.

Локалы живут, обычно, подальше от моря, на второй линии, в гестхаусах разной степени комфорта, у них свои точки сбора и СМИ (группа Vkontakte, где можно обменять гамак на шоколадку, например, или купить почти_новый_байк за 80 дол.)... свои магазины с "нормальными" ценами, байки... такой небольшой клан Сопрано...




Это он - беспощадно крепкий и сладкий вьетнамский кофе! На фото - плантация кофе по дороге из Фантьета в Далат - в зеленом виде, сохнущем и готовом. Кофе во Вьетнаме готовят с помощью Фина - небольшая металлическая чашка с фильтрами, куда насыпается несколько (лучше - больше) ложек крепкого кофе, а потом заливается кипяток. Кофе медленно капает в прозрачный стакан, куда уже бережно добавлено сгущенное молоко) За месяцы во Вьетнаме я на многие продукты стала смотреть по-другому, более дружелюбно, уже почти готова к тому, чтобы мой день стартовал с кофе.

Байка к кофе. Одним из проверенных локалами магазинов называют «Tomorrow». Долгожители рассказывают, что когда магазинчик только открылся, все заходили и спрашивали что-то: «А это у вас есть, а это?» - Владелец на все отвечал: «Tomorrow» и все записывал, и, что удивительно, ассортимент, действительно, расширялся на угоду публике. Сейчас у него даже гречка продается и настоящий твердый сыр (который тут можно считать валютой. Такой вот заразительный вьетнамский клиентоориентированный маркетинг.
Бьорк

Веселый кусочек из «Кофемолки» Михаила Идова про коммерческую жилку

История богатства Ави, собранная мной по частям из его собственных скупых высказываний, очерка в районной многотиражке и бесконечной болтовни Берты. К 1982 году Сосна поднакопил достаточно денег, чтобы вырвать из рук хозяина лавки Берни Левенталиса семидесятипроцентную долю в предприятии. Новый режим начался с новой вывески. Когда Берни, в чьей семье магазин был с 1911 года, ее увидел, он «издал, тихий сип, и ему пришлось присесть прямо на тротуар. Сосна вырезал «ентал» из Левенталиса. Магазин теперь назывался «Джинсы Левиса» — с такой крохотной «а» на конце, что невнимательному прохожему являлось на редкость достоверное подобие марки Levi's. Витрина синела стопками безымянной джинсовки.




Этот гамбит принес только один заметный результат — Берни продал Ави свою оставшуюся долю в магазине и в негодовании исчез. Впрочем, не прошло и месяца после того, как Сосна перенял бразды правления «Джинсами Левиса», как его интерес к парусине сдулся.

Он заметил новую тенденцию, которую его коллеги с Орчард-стрит в лучшем случае игнорировали и которой в худшем случае сознательно противились: постепенный, но верный наплыв темнокожей клиентуры из Гарлема, интересующейся почти исключительно спортивными костюмами. Объяснения этому феномену не было. Ави не любил задавать лишних вопросов, чтобы ненароком не выдать потенциальную золотую жилу. Он предпочитал делать собственные наблюдения, для чего его единственного глаза вполне хватало. Сосна сел на поезд линии «А» и поехал в Гарлем. «Вскоре сутулый, сухощавый Ави, в те годы еще носивший черную повязку на глазу в стиле Моше Даяна, возвышался над собравшейся в круг группой подростков. В центре круга несколько таких же подростков ломались и изворачивались под суматошный ритм, исходящий из огромного магнитофона с огоньками на динамиках. Время от времени один зритель выскакивал из толпы в круг, рядом с танцорами, и читал пару-тройку хвастливых четверостиший, придуманных, кажется, прямо на месте. Остальные отзывались хохотом и пронзительным гиканьем.

Collapse )